«Величайший путь для велосипеда, какой только можно вообразить». 21000 км по Великой китайской стене

«Величайший путь для велосипеда, какой только можно вообразить». 21000 км по Великой китайской стене

Никто бы не подумал, что Кевин Фостер сумеет совершить свой подвиг — в детстве он получил жестокую травму. Восьмилетний Кевин случайно схватил провод высокого напряжения, когда взбирался на дерево. Его тело упало с высоты 10 метров на землю, и врачи думали, что он больше никогда не сможет ходить.

Четыре года Кевин передвигался в инвалидной коляске. Он с тоской смотрел на других детей, гоняющих на велосипедах на улице, каждый день стараясь приблизиться к тому, чтобы стоять без поддержки. Его врачи были в восторге, когда он снова сумел поехать на своем детском велосипеде. Это стало частью восстановительной физиотерапии. Именно после одной из тех поездок он увидел Великую стену по телевизору, и  детское впечатление подталкивало его многие годы.

Все фотографии принадлежат Кевину Фостеру

Недавно о путешествии Фостера сняли короткометражный документальный фильм  “Against the Wall”, совместное производство США и Китая. Премьера прошла в мае в Лос-Анджелесе, а теперь фильм демонстрируют в Пекине и Шанхае. Фильм получил право номинироваться на Оскар.

«Бохайское море маячило на горизонте. Я был очень взволнован и одновременно грустил. Я провел на Стене два месяца, и она стала для меня лучшим домом, который у меня когда-либо был», — припоминает Фостер свой завершающий день на Великой китайской стене, 29 лет назад. Путешествие от пустыни Гоби далось ему не так-то просто: не обошлось без порезов и сломанных ребер, но он завершил поездку и вписал свое имя в историю велосипедных путешествий.

Фостер поделился своими воспоминаниями о том, что многие считают одним из величайших путешествий на велосипеде.

Когда мысль о Великой китайской стене впервые вас посетила?

Кевин Форстер:  Мне было 12 лет, я ездил тогда на велосипеде с дополнительными балансировочными колесиками. Однажды я увидел Великую стену по телевизору. Когда ты ребенок, разве не вообразишь, что это самый потрясающий велосипедный путь в мире? Я спросил маму, что нужно сделать, чтобы покататься там.

Что она ответила?

Фостер: Она сказала, что нужно обратиться к влиятельному человеку, может, к президенту. Я так и сделал: написал сразу и Ричарду Никсону и Мао Цзэдуну. Родителям я не говорил ничего, пока не отнес письма на почту. Они расстроились, и мне малость влетело. Но через полгода я получил из Белого дома посылку с кучей материалов о Китае. Я ее спрятал, но в глубине души продолжала жить мечта.

Когда вы к этому вернулись?

Фостер:  В 25 лет я был актером. Я продолжал обращаться в Китай каждые несколько лет, но мне всегда предлагали подождать еще. Но потом сенатор Крис Додд, который тогда возглавлял Комитет по международным отношениям с Китаем, и несколько человек из National Geographic написали для меня два рекомендательных письма, и через четыре месяца я получил разрешение проехать по Великой китайской стене.

Каков был ваш первый шаг к тому, чтобы на самом деле попасть туда?

Фостер:  Чтобы собрать деньги для поездки, мне нужно было найти спонсоров. Я звонил в разные места... И тут я встретил фотографа, который делал рекламные фото шоссейных велосипедов Cannondale. Его настолько поразила моя история, что он позвонил президенту компании Джозефу Монтгомери. Тот принял меня и спросил, что мне нужно для путешествия, и какое требуется оборудование. Потом я встретил спортивного агента Чарли Литски, который в то время работал с велогонщиком Джоном Томаком, и он помог заключить пару крупных договоров, которые помогли мне поехать в Китай.

Как вы тренировались?

Фостер:  Когда я наконец получил разрешение, меня это поразило. Я знал, что мне придется упорно тренироваться. Как только прибыл мой алюминиевый горный велосипед Cannondale, я собрал его и отправился в первую поездку. Я начал с восьмимильной поездки по Уотербери, штат Коннектикут, где жил в то время. На следующий раз я проехал уже 10 миль... Как только я начал обретать форму, на одной из местных дорог меня сбил грузовик. Некоторое время я лежал неподвижно, и свидетели столкновения начали беспокоиться, что я не встану.

Как вы пришли в норму?

Фостер: К счастью я связался с олимпийским тренером по велоспорту в Лейк-Плэсиде. Он сказал, что когда я поправлюсь, то смогу приехать туда, чтобы получить надлежащую подготовку. Это очень помогло мне. До того у меня не было даже основ. Я впервые узнал о еде шесть раз в день и о важности диеты. В конце концов пришло время начинать тренировку на возвышенностях. Поэтому я разбил лагерь в городе Охай, штат Калифорния, где я мог добраться до гор. Я был поглощен подготовкой, когда произошли события на площади Тяньаньмэнь.

Так что вам снова пришлось поменять планы.

Фостер:  Я рухнул на колени перед телевизором и понял, что мои планы разваливаются. Президент [Джордж Х. В.] Буш велел американцам держаться подальше от Китая. Путешествие снова отменилось, и я сказал себе, что сделаю это на будущий год или вообще никогда. Я не прекращал подготовку, проезжая по 60 миль по горному хребту Topatopa к северу от Охая.

Когда же колеса вашего велосипеда впервые коснулись Стены?

Фостер:  Мои друзья из National Geographic предложили мне попросить разрешения на пробную поездку по Великой стене. Я отправился в Китай сразу после Дня Благодарения. Мы въехали на участок под названием Мутяньюй, примерно в двух часах езды от Пекина. Это одна из моих любимых секций Великой стены, потому что по ней катишься, как на американских горках. Я проехал около пяти миль, и ось втулки заднего колеса сломалась.

Как вы с этим справились?

Фостер: Тогда я впервые столкнулся с реальностью, стало очевидно, что мне понадобится укрепить мое снаряжение. Я позвонил в Cannondale, откуда мне прислали кучу новых запчастей. Я попросил, чтобы владелец веломастерской в Охае установил их, но он сказал, что на Стене у меня не будет никаких мастерских. Так что под его присмотром в течение шести часов я разбирал и вновь собирал велосипед. Это стало постоянной практикой. К тому времени, когда я прибыл к Великой стене, в моем велосипеде не было ни единой детали, о которой бы я не знал.

Каково это было, когда началась настоящее путешествие?

Фостер: Я был ужасно взволнован, когда все наконец случилось. Я вылетел в Китай в конце апреля 1990 года. Там немного пообщался с прессой, а затем мы сели на поезд до начала моего маршрута в пустыне Гоби. Я решил, что правильнее начинать с пустыни, потому что в конце августа там будет жуткая жара, не хотелось бы заканчивать путешествие в таких условиях. Мой тренер дал мне отличный совет: начинать поездку, когда я буду на 75% тренирован. Все стало на свои места за те шесть недель, когда я боролся с песком и жарой в пустыне Гоби. К тому времени, как я поднялся в горы недалеко от Пекина, я сросся с велосипедом.

Какой распорядок дня был во время поездки?

Фостер: День начинался в 4 часа утра, когда термометр показывал 27 градусов по Цельсию. К 10 часам утра температура поднималась до 38ºС. На мне были маска и защитные очки, но песок проникал всюду. Мне приходилось вытряхивать обувь несколько раз в день, и на зубах постоянно скрипел песок. Я запрыгивал в Land Cruiser с кондиционером, только чтобы быстренько перекусить, самое тяжелое было выходить из машины обратно.

Случались ли неудачи?

Фостер:  Дважды я попадал в больницу. Первый раз из-за истощения, а второй — это когда я провалился в дыру около двух метров глубиной. Я приземлился на бок поверх какого-то черепа, врезавшегося в мои ребра. В яме была ядовитая змея, и я не знал, не укусила или она меня. Я вскарабкался на свой велосипед, чтобы вылезти из ямы, помахал команде и попросил отвезти меня в ближайшую больницу. Змея меня не укусила, но бок сильно болел. Доктор сказал, что у меня сломано три ребра. Много раз природа проверяла меня на прочность, были гигантские барханы и град размером с мячи для гольфа...

Как вы не пали духом из-за этих препятствий?

Фостер: Каждое утро за завтраком я смотрел на тот кусок стены, который одолел за прошлый день, и говорил судьбе спасибо за то, что справился. Потом смотрел на маршрут впереди и мысленно просил у него позволения проехать его. Это меня настраивало на нужную волну. Иногда я стоял так утром и продумывал маршрут на неделю вперед.

Какие моменты были самыми счастливыми?

Фостер: Около шести недель в пустыне и на восстановленных участках стены на востоке я владел всей стеной единолично. Я мог просто сидеть и смотреть, как садится солнце. Когда мы добрались до Пекина, конечно, на стене стало много людей, но вот наступала темнота, она снова пустела и становилась моей. Ночи были просто захватывающими, и я размышлял о своей детской мечте, пока сидел там, глядя на звезды.

Поделиться в социальных сетях

Тэги

Велосипеды бывают разные

Бренды

Аксессуары

AirLock — велосипедный замок, он же насос

Аксессуары

ZiiLock — складной пластинчатый замок с биометрией